* » » Ростислав Ищенко. Обратный отсчёт выборов на Украине

**

Ростислав Ищенко. Обратный отсчёт выборов на Украине

Ростислав Ищенко. Обратный отсчёт выборов на Украине

На Украине начался обратный отсчёт времени до очередных президентских выборов. А за ними на очереди и парламентские.

В связи с этим напомню, что с 2015 года в Киеве только ленивый не готовился с внеочередным парламентским выборам, которые «вот-вот завтра будут»

Рассказывали про развёрнутые партийные штабы, мобилизацию сил в регионах, аккумулированные финансы и заключенные предвыборные и послевыборные союзы. С 2016 года аналогичные телодвижения производились уже не только по поводу внеочередных парламентских, но и президентских выборов.

Не думаю, что люди, утверждавшие, что досрочные выборы неизбежны, хотели кого-то обмануть. Конечно, украинская политическая и экспертная тусовка любит любые внеочередные выборы. Это — новый заработок, новая засветка на публике, новые возможности (даже если они не будут реализованы). Но не до такой степени, чтобы три года призывать их в страну, как шаман призывает дождь. Они действительно были уверены, что без досрочных выборов не обойтись. Альтернативой был только переворот.

С самого начала было очевидно, что власть Порошенко слаба. Сколько бы он ни надувал щёки, как бы ни пытался давить своих политических оппонентов, но даже по сравнению с Януковичем — далеко не самым сильным президентом Украины, Порошенко явно провисал.

Во-первых, у него отсутствовала полная внутренняя легитимность. Сколько бы государств ни признали украинские президентские выборы 2014 года, с точки зрения внутреннего законодательства они были вопиющим нарушением Конституции. Об этом в Киеве не принято говорить, но это не значит, что данный момент забыт народом и политиками, и что при случае они не попытались бы (а может ещё и попытаются) использовать его против Порошенко. Делегитимация является одной из основных технологий десакрализации власти, открывающей дорогу к её незаконному смещению. А сместить Порошенко на Украине не хочет только Порошенко.

Во-вторых, значительная часть властных полномочий изначально оказалась в руках у премьера Яценюка и секретаря Совбеза Турчинова, которые, опираясь на силовой ресурс своего однопартийца — министра внутренних дел Авакова пытались сделать из Порошенко безответную марионетку, а не выйдет — так и вовсе потерять его «по пути в Европу». Порошенко удалось частично стабилизировать ситуацию, разменяв отставку Яценюка и замену его Гройсманом на выданные американцам обещания антикоррупционных реформ. Но, как только американцы, разочаровавшись в его способности выполнить обещанное, прекратили поддержку, Порошенко оказался в полной зависимости от того же «Народного фронта» (то есть от Яценюка-Турчинова-Авакова). Проведение любой силовой, политической или информационной операции в интересах Порошенко возможно только в том случае, если «Народный фронт» занимает хотя бы нейтральную позицию. А за это приходится платить (должностями, открывающими доступ к финансовым потокам, «вкусными» промышленными объектами и даже просто наличными деньгами).

В-третьих, Порошенко так и не смог восстановить монополию власти на насилие. Она размывается с двух сторон. С одной, власть так и не смогла поставить под контроль или разогнать банды «патриотов» и «активистов», которые, помимо рейдерских захватов собственности, занимаются и прямым политическим давлением на власти в отдельных регионах. В том числе, вынуждая уходить в отставку губернаторов, формально назначаемых и увольняемых Порошенко по представлению Кабмина. То есть, они успешно посягают на административную вертикаль, заставляя президента если не уступать им контроль над регионами, то делить его с ними.

С другой, Порошенко так и не смог восстановить президентский контроль над всеми силовыми структурами. Ему реально подчиняется верхушка армейского генералитета, причём неизвестно, как она поведёт себя в случае острого кризиса, если Порошенко попробует призвать армию на защиту своей власти. Ему подчиняется верхушка СБУ. Но на средних и низших этажах службы указания сверху, касающиеся внутренней борьбы патриотических сил, довольно часто саботируют. По принципу: решайте сами, кто кого съест, а мы будем служить победителю. МВД, и входящую в него Нацгвардию, в целом контролирует Аваков, а то, что не контролирует он, не подконтрольно и Порошенко — там правят бал мелкие и средние вожди неонацистских группировок.

В-четвёртых, начиная с 2015 года наблюдался медленный, но неотвратимый переток голосов сторонников Майдана к Тимошенко и её политической силе. Рейтинг Порошенко столь же неотвратимо падал. То есть, с каждым месяцем и с каждым годом ситуация для него не улучшалась, а ухудшалась.

То, что ему удалось продержаться в президентском кресле почти четыре года (хоть свергнуть его были готовы уже в 2014) объясняется рядом факторов. Во-первых, неспособностью украинской олигархической верхушки объединиться вокруг одного лидера (друг другу они не доверяют и ненавидят друг друга не меньше, чем Порошенко). Во-вторых, наличием неурегулированных противоречий между его олигархической и радикальной частью (переворот было невозможно организовать без опоры на них, но не факт, что они бы вновь уступили власть олигархам). В-третьих, привычкой украинского политикума к тому, что любой переворот не только санкционируют, но и организовывают США (самостоятельно они проявляли полную организационную импотентность, а Вашингтону вмешиваться было незачем, во внутриукраинском споре он просто занял нейтральную позицию).

В результате, почти четыре года висящий над Порошенко Дамоклов меч наотрез отказывался падать. Петру Алексеевичу осталось совсем немного дотянуть до лета (парламентских каникул), после которых неизбежность президентских выборов в конституционные сроки становилась очевидной, а любые попытки выхода на силовое решение обречёнными.

И тут Порошенко сам же резко дестабилизировал ситуацию «делом Савченко-Рубана», которое всё отчётливее становится «делом Медведчука-Тимошенко» с перспективой к неограниченному расширению. О причинах этого вынужденного решения мы уже писали — последние опросы показали, что Порошенко не может не только выиграть выборы, но даже сфальсифицировать их в свою пользу. При таком разрыве власть просто теряет контроль над бюрократией, которая начинает в массовом порядке изменять, переходя на сторону будущих победителей. Указывали мы и на то, что атака Порошенко на его политических оппонентов носит авантюрный характер и при их минимально правильном поведении грозит ему быстрым (почти моментальным) крахом.

Но надо иметь в виду, что все вышеперечисленные факторы, мешавшие оппозициям разного состава свергнуть Порошенко в период 2014-2017 годов, продолжают и сегодня определять украинскую внутриполитическую жизнь. К ним добавился и ещё один — ожидание выборов, на которых Порошенко должен потерпеть сокрушительное поражение. В этих условиях значительная часть оппозиционных политиков может решить, что борьба между Порошенко и Тимошенко даёт им шанс. Она создаёт трудности для обоих, а если Порошенко сподобится посадить Тимошенко или вытеснить её из страны, то её голоса должны отойти к какому-нибудь следующему оппозиционеру, который, таким образом, станет фаворитом президентской гонки. Украинский олигархат может попытаться убить одним выстрелом двух зайцев (в конце концов Тимошенко они ненавидят и боятся не меньше, чем Порошенко).

Это — шанс Порошенко. Сбив Тимошенко, он сможет расправиться с остальными по-одиночке, не позволив никому из них вырасти в очередную угрозу (просто не дав на это времени). Но это также и уязвимость Порошенко. Понимая, что политическую победу у неё собираются отобрать силовым путём, Тимошенко должна бороться жёстко, не брезгуя никакими средствами и без оглядки на последствия.

В Киеве это чувствуют. О перевороте заговорили все, кому не лень. Но мало понимать необходимость и даже неизбежность переворота, мало даже желать его. Его ещё надо уметь организовать. А с этим у украинских политиков проблемы. Напомню, что когда Тимошенко в 2005 году организовала заговор против Ющенко, то весь путч вылился в челобитную американскому послу с нижайшей просьбой убрать мерзавца и передать ярлык достойным людям. Все факторы, тормозившие переворот четыре последних года, продолжают действовать.

С другой стороны, о перевороте говорят на всех уровнях, вплоть до президента, а столь распиаренная идея становится материальной силой. Достаточно одного примера успешного силового сопротивления силовым акциям Порошенко и камешек, вызывающий камнепад, покатится с горы.

Самое же трагикомичное во всей этой истории, что она, при любом развитии событий играет на руку украинским националистам. Пожирающий друг друга в междоусобной борьбе украинский олигархат слабеет. Он уже не может управлять без опоры на незаконную репрессивную силу радикальных банд.

Власть вынуждена идти на уступки неонацистам в идеологии, внешней и внутренней политике. Эти уступки ведут к размыванию остатков международного авторитета Киева (поссорившегося на почве бандеровщины со всеми своими восточноевропейскими соседями — членами ЕС), к удару по финансово-экономической базе как страны, так и олигархии (результат блокады Донбасса).

В среднесрочной и долгосрочной перспективе, развязанный Порошенко внутриолигархический конфликт может оказаться выгодным и России.

Самоуничтожение «проевропейских» украинских олигархов и приход к ним на смену открытых нацистов, лишает украинский креативный класс (мнящий себя гражданским обществом) главного плода их креативных усилий — мифа о европейской Украине. К тому же у нацистов нет для страны никакой позитивной программы. Кроме расширения кампании террора, провоцирующей гражданскую войну уже на всей территории страны они ничего предложить не могут.

То есть, потенциально Россия получает свободу рук в идеологической обработке украинского населения. А пока у России есть время завершить операции по созданию обходящих Украину транзитных коридоров всех видов (автомобильных, железнодорожных, трубопроводных, морских, авиационных) и обсуждать её дальнейшую судьбу находясь в полной независимости как от позиции Запада, так и от ситуации на Украине.

Но это будет потом, а пока дестабилизация, обострение внутриукраинских противоречий на почве борьбы за власть всех со всеми, при иссякающих ресурсах и лимитированном времени, наоборот, вызовут (уже вызывают) обострение провокационности украинской политики на российском направлении. Русофобия — последний, не до конца исчерпанный ресурс украинской политики. Каждая из противостоящих сторон попытается по-максимуму мобилизовать его в свою пользу.




ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Добавить

Комментарии

Календарь новостей

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярные новости

На сайте

Последние новости